Обзор судебной практики

Анализ судебной практики показывает, что в процессе осуществления учреждениями бюджетной и приносящей доход деятельности возникает множество спорных ситуаций. В том числе к разногласиям зачастую приводит несоблюдение сроков.

Ю. М. ЛЕРМОНТОВ, государственный советник Российской Федерации 2 класса

Ситуация

Нарушение порядка расторжения контракта

Суд отказал в удовлетворении требований казенного учреждения субъекта о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по субъекту о привлечении к административной ответственности, предусмотренной пунктом 6 статьи 7.32 КоАП России. Арбитры указали, что информация о контракте была переведена заказчиком на статус «Исполнение прекращено» до истечения срока, предоставленного подрядчику на устранение допущенных нарушений условий контракта (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19 августа 2020 г. № Ф04-3121/2020 по делу № А75-20609/2019).

Суть дела

Между учреждением (заказчик) и индивидуальным предпринимателем (подрядчик) был заключен государственный контракт от 29 августа 2018 года на выполнение ремонтных работ по объекту (ремонт полов, отделочные работы, устройство козырька).

16 ноября 2018 года заказчиком принято и опубликовано в Единой информационной системе (далее — ЕИС) решение об одностороннем отказе от исполнения контракта, которое было в этот же день направлено подрядчику по электронной почте и 19 ноября 2018 года — заказным письмом.

16 декабря 2018 года заказчик разместил в ЕИС информацию о расторжении контракта и 20 декабря 2018 года перевел контракт в статус «Исполнение прекращено».

Усмотрев в действиях заказчика нарушение требований пункта 13 статьи 95 Закона № 44‑ФЗ, антимонопольный орган составил протокол об административном правонарушении от 30 сентября 2019 года и вынес постановление от 10 октября 2019 года о привлечении его к административной ответственности, преду­смотренной пунктом 6 статьи 7.32 КоАП России, в виде штрафа в размере 200 000 рублей.

Позиция суда

Суд, отказывая в удовлетворении требований учреждения, исходил из следующего.

Согласно пункту 12 статьи 95 Закона от 5 апреля 2013 г. № 44‑ФЗ (далее — Закон № 44‑ФЗ) решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта не позднее чем в течение трех рабочих дней с даты принятия указанного решения размещается в ЕИС и направляется поставщику (подрядчику, исполнителю) по почте заказным письмом с уведомлением о вручении по адресу поставщика (подрядчика, исполнителя), указанному в контракте, а также телеграммой, либо посредством факсимильной связи, либо по адресу электронной почты, либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование такого уведомления и получение заказчиком подтверждения о его вручении поставщику (подрядчику, исполнителю).

Выполнение заказчиком требований настоящей части считается надлежащим уведомлением поставщика (подрядчика, исполнителя) об одностороннем отказе от исполнения контракта. Датой такого надлежащего уведомления признается дата получения заказчиком подтверждения о вручении поставщику (подрядчику, исполнителю) указанного уведомления либо дата получения заказчиком информации об отсутствии поставщика (подрядчика, исполнителя) по его адресу, указанному в контракте. При невозможности получения указанных подтверждения либо информации датой такого надлежащего уведомления признается дата по истечении тридцати дней с даты размещения решения заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта в ЕИС.

Решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта вступает в силу и контракт считается расторгнутым через десять дней с даты надлежащего уведомления заказчиком поставщика (подрядчика, исполнителя) об одностороннем отказе от исполнения контракта (п. 13 ст. 95 Закона № 44‑ФЗ). При этом согласно пункту 14 статьи 95 Закона № 44‑ФЗ заказчик обязан отменить не вступившее в силу решение об одностороннем отказе от исполнения контракта, если в течение десятидневного срока с даты надлежащего уведомления поставщика (подрядчика, исполнителя) о принятом решении об одностороннем отказе от исполнения контракта устранено нарушение условий контракта, послужившее основанием для принятия указанного решения, а также заказчику компенсированы затраты на проведение экспертизы в соответствии с пунктом 10 настоящей статьи.

Судами установлено, что решение об одностороннем отказе от исполнения контракта было принято заказчиком 16 ноября 2018 года и в этот же день опубликовано в ЕИС и направлено в адрес подрядчика по электронной почте, а 19 ноября 2018 года — заказным письмом.

Поскольку информация о вручении подрядчику решения по почте учреждением получена не была, суды пришли к выводу о том, что датой надлежащего извещения подрядчика о принятом заказчиком решении в соответствии с пунктом 12 статьи 95 Закона № 44‑ФЗ является 17 декабря 2018 года (30 дней с момента опубликования решения), а контракт считается расторгнутым с 28 декабря 2018 года.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, информация о контракте была переведена заказчиком в статус «Исполнение прекращено» 20 декабря 2018 года, то есть до истечения срока, предоставленного подрядчику на устранение допущенных нарушений условий контракта.

Комментарии

Пунктом 6 статьи 7.32 КоАП России установлена административная ответственность за нарушение порядка расторжения контракта в случае одностороннего отказа от его исполнения.

В соответствии с пунктом 9 статьи 95 Закона № 44‑ФЗ заказчик вправе принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом для одностороннего отказа от исполнения отдельных видов обязательств, если это было предусмотрено контрактом.

Поскольку доказательств, подтверждающих принятие заказчиком всех зависящих от него мер, направленных на соблюдение требований действующего законодательства при расторжении контракта, а также обстоятельств, объективно препятствовавших этому, в материалы дела не представлено, суды пришли к выводу о наличии в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного пунктом 6 статьи 7.32 КоАП России.

Ситуация

Недействительное решение органа Пенсионного фонда России

Арбитры отказали в удовлетворении требований федерального казенного учреждения — Управления Федеральной службы исполнения наказаний по субъекту (далее — учреждение, заявитель) к государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда России в субъекте (далее — Пенсионный фонд) о признании недействительным решения о привлечении страхователя к ответственности. Служители Фемиды разъяснили, что предотвращение совершения нарушения и своевременное исправление допущенных ошибок полностью зависели от волеизъявления учреждения, которое не приняло мер по устранению выявленного нарушения, несмотря на соответствующее уведомление Пенсионного фонда (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13 августа 2020 г. № Ф04-2880/2020 по делу № А70-21503/2019).

Суть дела

Учреждение представило в Пенсионный фонд сведения формы СЗВ-М «исходная» за декабрь 2018 года на 986 застрахованных лиц 15 января 2019 года.

Пенсионным фондом по телекоммуникационным каналам связи 30 апреля 2019 года заявителю было направлено уведомление об устранении ошибок или несоответствий между представленными сведениями и сведениями, имеющимися у Пенсионного фонда. Учреждение получило уведомление 30 апреля 2019 года.

24 мая 2019 года по телекоммуникационным каналам связи была направлена «дополняющая» форма СЗВ-М за декабрь 2018 года на 24 застрахованных лица.

30 августа 2019 года Пенсионным фондом составлен акт, а затем принято решение от 9 октября 2019 года, которым заявитель привлечен к ответственности на основании части третьей статьи 17 Закона от 1 апреля 1996 г. № 27‑ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» (далее — Закон № 27‑ФЗ) в виде взыскания финансовой санкции в сумме 12 000 рублей (по 500 руб. в отношении каждого застрахованного лица).

Основанием для привлечения учреждения к ответственности послужили выводы Пенсионного фонда о несвоевременном представлении страхователем индивидуальных сведений за декабрь 2018 года на 24 застрахованных лица.

Не согласившись с решением Пенсионного фонда в части размера финансовых санкций, учреждение обратилось в арбитражный суд.

Позиция суда

Суд отказал в удовлетворении требований учреждения. Арбитры отметили, что в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 6 Закона от 15 декабря 2001 г. № 167‑ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» заявитель является страхователем по данному виду страхования и согласно пункту 2 статьи 14 этого закона обязано представлять в территориальные органы страховщика документы, необходимые для ведения индивидуального (персонифицированного) учета, а также для назначения (перерасчета) и выплаты обязательного страхового обеспечения.

Согласно пункту 1 статьи 8 Закона № 27‑ФЗ страхователь представляет в соответствующий орган Пенсионного фонда России сведения обо всех лицах, работающих у него по трудовому договору, а также заключивших договоры гражданско-правового характера, на вознаграждения по которым в соответствии с законодательством начисляются страховые взносы, и за которых он уплачивает страховые взносы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Закона № 27‑ФЗ страхователи представляют в органы Пенсионного фонда России по месту их регистрации сведения об уплачиваемых страховых взносах на основании данных бухгалтерского учета, а сведения о страховом стаже — на основании приказов и других документов по учету кадров.

В силу пункта 2.2 статьи 11 Закона № 27‑ФЗ страхователь ежемесячно не позднее 15-го числа месяца, следующего за отчетным периодом — месяцем, представляет о каждом работающем у него застрахованном лице (включая лиц, которые заключили договоры гражданско-правового характера, на вознаграждения по которым в соответствии с законодательством начисляются страховые взносы) следующие сведения:

  • страховой номер индивидуального лицевого счета;
  • фамилия, имя и отчество;
  • идентификационный номер налогоплательщика (при наличии у страхователя данных об идентификационном номере налогоплательщика застрахованного лица).

За непредставление страхователем в установленный срок либо представление им неполных и (или) недостоверных сведений, предусмотренных пунктом 2.2 статьи 11 Закона № 27‑ФЗ, к страхователю применяются финансовые санкции в размере 500 рублей в отношении каждого застрахованного лица (ст. 17 Закона № 27‑ФЗ).

При обнаружении в представленных страхователем сведениях ошибок и (или) несоответствий между представленными сведениями и сведениями, имеющимися у Пенсионного фонда России, уведомление об устранении в течение пяти рабочих дней имеющихся расхождений вручается страхователю лично под расписку, направляется по почте заказным письмом или передается в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи. В случае направления уведомления по почте заказным письмом датой вручения этого уведомления считается шестой день, считая с даты отправления заказного письма.

В силу пункта 39 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Минтруда России от 21 декабря 2016 г. № 766н[1], в случае представления страхователем уточненных (исправленных) индивидуальных сведений о застрахованных лицах, в отношении которых территориальным органом Пенсионного фонда России страхователю вручено уведомление об устранении имеющихся в индивидуальных сведениях ошибок и несоответствий, в течение пяти рабочих дней со дня получения данного уведомления к такому страхователю финансовые санкции не применяются.

Неполнота представленных сведений за декабрь 2018 года установлена Пенсионным фондом, и согласно положениям статьи 17 Закона № 27‑ФЗ срок устранения страхователем выявленных нарушений — не позднее 14 мая 2019 года (с учетом праздничных и выходных дней).

В рассматриваемом случае предотвращение совершения нарушения и своевременное исправление допущенных ошибок полностью зависели от учреждения, но им не были предприняты меры по устранению нарушения в установленный законом срок, несмотря на соответствующее уведомление Пенсионного фонда.

С учетом установленных обстоятельств суды сочли, что назначенный оспариваемым решением Пенсионного фонда размер штрафа соответствует положениям действующего законодательства, не возлагает на учреждение чрезмерного бремени по уплате штрафа и является соразмерным допущенному правонарушению.

Комментарии

В рассматриваемом случае неполнота представленных сведений была установлена Пенсионным фондом, а не выявлена учреждением самостоятельно, дополняющая форма отчета формы СЗВ-М представлена учреждением по истечении срока, установленного статьей 17 Закона № 27‑ФЗ.

Учитывая, что доказательств обратного учреждением в нарушение статьи 65 АПК России не представлено, суды пришли к правильным выводам об отсутствии оснований для освобождения страхователя от ответственности в виде уплаты финансовых санкций. Арбитры правомерно привлекли учреждение к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного статьей 17 Закона № 27‑ФЗ.

Кроме того, оценив имеющиеся в деле доказательства и принимая во внимание обстоятельства совершения правонарушения, суды не нашли оснований для снижения штрафных санкций.



[1] Действовала на дату принятия решения судом.


Реклама