Судебная система на защите финансовых интересов заказчика

Правоприменительная практика по спорам об использовании норм контрактной системы разнообразна, но примечательна характерной тенденцией: арбитры все чаще встают на защиту заказчиков от дополнительных расходов даже в пограничных ситуациях. Поможет ли это заказчику сберечь деньги для важной закупки?

Д. А. Казанцев, кандидат юридических наук, член экспертного совета торгово-промышленной палаты России по развитию закупок

Кто заплатит за свет?

Например, Определением Верховного суда России от 11 марта 2024 г. № 308-ЭС23-25865 по делу № А32-44756/2022 именно на подрядчика были возложены расходы по оплате энергоресурсов, использованных им при ремонте помещения заказчика. Примечательно, что в госконтракте вопрос о распределении этих издержек не был урегулирован вовсе. Но не только Верховных суд, но и все три судебные инстанции возложили эти расходы именно на сторону поставщика.

Суды признали, что ни Гражданский кодекс, ни конкретный госконтракт не содержат императивной нормы относительного того, кто несет расходы по оплате коммунальных услуг в период подрядных работ на объекте. Однако, по мнению судов, в отношении подрядчика действует презумпция профессионализма и предвидения затрат при исполнении обязательств. А эта презумпция, в свою очередь, в толковании судов возлагает именно на подрядчика все неурегулированные расходы: в конце концов, именно он, а не заказчик, пользовался электричеством при выполнении ремонтных работ.

Подчеркнем важный аспект: заказчик сумел уже постфактум обеспечить себе путь и далеко не бесспорный, но все же задокументированный довод в пользу возложения расходов по оплате электричества на подрядчика. В акте приемки выполненных работ фигурировало условие о выставлении счетов подрядчику за использованные ресурсы. Его подрядчик подписал без возражений и замечаний, и этого оказалось достаточно, чтобы приравнять данную оговорку к условиям контракта.

Проверка мониторов

Заказчик проводил аукцион на поставку мониторов. Победил участник с импортной продукцией. Цену контракта снизили на 15 процентов, поскольку в одной из заявок задекларировали российский товар. Доводы победителя закупки о том, что заказчик не проверил достоверность сведений в данной заявке, контролеры отклонили: ведь отказ от проверки сведений привел не к повышению, а к снижению цены контракта. Суды поддержали позицию контролеров.

Определением Верховного суда России от 8 мая 2024 г. № 309-ЭС24-1236 по делу № А76-40755/2022 было подтверждено право госзаказчика самостоятельно трактовать круг своих обязанностей по проверке сведений заявок на участия в закупке в зависимости от степени финансовой выгодности того или иного толкования в конкретной ситуации.

Просмотр статьи доступен для подписчиков журнала.

Подписаться на журнал


Продолжается редакционная
подписка на 2024 год
Подпишись выгодно
Реклама