Клады Северной Пальмиры и ее окрестностей

В мае 2021 года Санкт­Петербург отметил 318­ю годовщину своего основания. Однако жизнь в тех местах кипела и до того, как Петр I заложил город. Об этом свидетельствует множество находок. О кладах, обнаруженных на территории современного Санкт­Петербурга и в его окрестностях, рассказывает Александр Владимирович ПАЧКАЛОВ, кандидат исторических наук, доцент департамента гуманитарных наук Финансового университета при Правительстве России.

С ведения о монетных кладах способны дать уникальную историко-экономическую информацию. Каждый из них имеет научное значение. Для нумизматов важно получить максимально подробные сведения о полном составе клада, который отражает время нахождения в обращении тех или иных монет.

Большинство кладов являются монетными комплексами, сокрытыми людьми при чрезвычайных ситуациях. Увеличение количества кладов в определенном периоде может свидетельствовать об активизации военных действий, экономической нестабильности в регионе. Большое значение имеет распределение числа кладов по размерам. Величина сокровищ может характеризовать уровень благосостояния членов общества, позволяет наметить динамику распределения богатств и доходов, определить сдвиги в экономике.

Ученые совмещают данные кладов, зарытых в разное время, находят критические моменты развития и реконструируют параметры изменений их состава. Сравнительное исследование топографии кладов, динамики их размеров является важным инструментом для изучения социально-экономических процессов.

В предметах, созданных в то или иное время, как в зеркале отражаются ушедшие эпохи. Так и клады хранят свою историю.

Можно выделить несколько основных периодов, связанных с образованием кладов в Санкт-Петербурге и в его окрестностях.

Древнерусский период

Первый из них — древнерусский. К этому периоду относятся три выявленных клада: один состоит из западноевропейских и два — из восточных монет. Эти находки предположительно связаны с торговым путем из варяг в греки, который шел по Финскому заливу и реке Неве.

9.jpg

Важным свидетельством денежного обращения в Древней Руси являются куфические монеты VIII–XI веков. Это восточные монеты, на которых имеются надписи куфическим шрифтом (такое название пошло из-за надписей, которые были сделаны на арабском языке стилем, появившимся в ближневосточном городе Эль-Куфа). В настоящее время шрифт куфи практически не употребляется. Самыми древними являются куфические монеты Арабского халифата. А после его распада в Восточную Европу стали поступать куфические монеты новых государственных образований. С конца IX века основным поставщиком монет в Древнюю Русь стало среднеазиатское государство Саманидов, расцвет которого пришелся на X век.

Дирхемы, пришедшие с купцами в Восточную Европу, чеканились на огромной территории в десятках городов многих регионов халифата: Средней Азии, Ирана, Закавказья, Месопотамии, Малой Азии, на африканских берегах Средиземного моря, арабской части Испании. Наиболее распространенными куфическими монетами, которые очень часто находят на территории Восточной и Северной Европы, являются серебряные дирхемы. Они представляют собой тонкие кружки серебра диаметром около трех сантиметров, покрытые арабскими надписями без изображений. Как правило, на этих монетах указаны названия монетных дворов и даты чекана. Чисто эпиграфический характер монет с теми же кораническими цитатами сохранился до распада халифата, хотя со временем в легендах появились сначала имена халифа, а затем и светского правителя. В соответствии с мусульманской религией на куфических дирхемах и динарах отсутствовали изображения людей и животных. На этих монетах нет и номинала, они оценивались исключительно по весу.

Большие клады и многочисленные единичные находки куфических дирхемов особенно часто встречаются на западе и северо-западе Европейской части России. Большой приток дирхемов на территорию Древней Руси и длительное их хождение можно объяснить необходимостью в разменной монете при торговых операциях, транзитной торговлей со скандинавскими странами.

Один из самых первых кладов, найденных в Санкт-Петербурге, обнаружили еще в конце XVIII века на Васильевском острове, в Галерной гавани. Это был сосуд с восточными монетами, одна из которых датировалась 780 годом.

В Петродворце в 1941 году был найден клад арабских серебряных монет IX века, позже поступивший на хранение в Государственный исторический музей в Москве. По всей видимости, его обнаружили на одном из участков, примыкающих к Нижнему парку Старого Петергофа, называемому «Маркизовой лужей». Петергофский клад поступил в музей в виде коллекции из 82 арабских (куфических) и персидских (сасанидских) монет. Младшей монетой был дирхем, отчеканенный в городе Балхе в 804–805 годах. Эта дата, как и большое количество дирхемов африканской чеканки, позволила исследователям отнести клад к первой четверти IX века, то есть датировать его сокрытие в земле не позднее 825 года.

Интересно

Легенда — совокупность всех надписей на аверсе, реверсе и гурте монеты. Таким образом, различают аверсную, реверсную и гуртовую легенды.

Как правило, легенда содержит название или аббревиатуру банка-эмитента или монетного двора. На юбилейных монетах дается краткое описание определенного исторического события, персоны и т. д. Легенда монеты зачастую выступает как быстрый способ (впрочем, не самый точный и не единственный) определения сохранности монеты.

Яркой особенностью монет петергофского клада оказалось наличие на нескольких десятках монет граффити, нанесенных острыми предметами. Граффити петергофского клада особенно интересны тем, что в совокупности они представляют собой четыре (наряду с арабским алфавитом надписей монетного чекана) самостоятельные системы письменных знаков, использовавшихся одновременно.

На одной из монет имеется византийская надпись, где в две строки греческими буквами процарапано библейски-христианское имя Захариас (Захария).

В отдельную группу можно выделить монеты, на которые нанесены по крайней мере две скандинавские рунические надписи, одна из которых содержит имя. Скандинавские руны были обнаружены еще на десяти монетах. В основном это были одиночные руны, но в двух случаях — сочетания нескольких знаков.

Еще одна группа граффити содержит тюркские руны, имеющие аналоги на территории Хазарского каганата.

Четвертая группа — арабские надписи, одна из которых имеет религиозное содержание.

Наличие таких разнообразных граффити на монетах одного клада является интересным и ярким свидетельством о взаимоотношениях различных народов — участников внешних связей Древней Руси: варягов, хазар (взимавших дань со славянских и финских племен Восточной Европы), византийцев и мусульман, являвшихся важными торговыми партнерами славян в IX–X веках.

Оба рассмотренных клада восточных монет из окрестностей Санкт-Петербурга выделяются приморским положением среди остальных кладов этого периода, сосредоточенных в основном вдоль речных путей Восточной Европы.

В ХI веке в странах Востока начался так называемый серебряный кризис, что вело к упадку дирхемов. Поставки этих куфических денег в Европу были прекращены. Монетные дворы мусульманского Востока закрывались один за другим из-за разорения серебряных рудников. Серебряный кризис продолжался около двух столетий и привел к появлению на Востоке билонных и медных дирхемов.

Интересная находка была сделана в окрестностях Старой Ладоги. Здесь обнаружили англосаксонскую монету IX века. Она относится к чеканке короля Нортумбрии[1] Эанреда (810—840)[2]. На лицевой стороне помещена легенда, выполненная латинскими буквами, с именем и титулом правителя; на оборотной — имя монетария[3] (Монне). Этот медный денежный номинал имеет название «стика». Рассматриваемая монета является древнейшей из всех английских монет, обнаруженных на территории Восточной Европы. Она может быть свидетелем походов викингов на территорию Англии.

10.jpg

В денежном обращении Древней Руси XI — начала XII века большую роль играли западноевропейские денарии. На территории Восточной Европы зафиксировано около 370 кладов и отдельных находок с западноевропейскими монетами. Среди последних, особенно со второй половины XI века, подавляющее большинство составляют денарии, чеканенные на территории Германии. Немецкие серебряные монеты составляют около 90 процентов монет Западной Европы, найденных на территории Древней Руси. Всего в русских землях было найдено не менее 50 тысяч немецких денариев.

Помимо этого в кладах, состоящих из русских монет, встречаются подражания немецким денариям. Приток западноевропейских денег на Русь в основном закончился в начале XII века. В окрестностях Санкт-Петербурга был найден клад из 107 западноевропейских серебряных монет, который сокрыли в период 1070–1075 годов.

Прекращение притока серебряных монет с Востока на Русь и отсутствие собственных месторождений серебра привели к безмонетному периоду на Руси, продолжавшемуся до XIV века.

Шведский след

Второй период в образовании кладов связан с господством шведов (начало — середина XVII века). Наиболее старыми легендами о кладах Санкт-Петербурга и его окрестностей являются рассказы о шведских сокровищах. Сохранилось предание, что в Копорье шведы, прежде чем оставить крепость, спрятали много драгоценностей.

706 русских серебряных монет XVI века (от Ивана IV до Бориса Годунова) было найдено в трактире «Стрелка» в доме № 2–11 по 10-й Рождественской улице.

К этому периоду относится не менее 13 монетных кладов (в основном медные и мелкие серебряные монеты чеканки короля Густава II Адольфа (1611–1632) и королевы Кристины (1632–1654)). В основном это небольшие по размеру клады, содержащие несколько десятков единиц, но есть и крупные. Один из них был обнаружен в селении Пороховые по II линии во время проведения земляных работ. На глубине немногим более одного аршина были найдены две дубовые бочки, в которых находилось 13 пудов 20 фунтов медных монет первой половины XVII века. Монеты относятся к периодам правления шведских короля Густава Адольфа и королевы Кристины.

Один из кладов монет был найден в 1817 году на территории Царскосельского дворцового ведомства. В кладе находилось 36 шведских серебряных монет 1660–1690 годов. В 1839 году при строительстве Пулковской обсерватории обнаружили клад шведских медных монет, состоявший из 880 экземпляров. Среди них преобладали монеты достоинством в один эре.

Интересный клад был найден в 1936 году в Пулково. Находка состояла из 1471 экземпляра русских монет и копеек (деннингов) датского короля Кристиана IV (1588–1648), а также 40 западноевропейских талеров и полуталеров. Среди последних имелся шведский талер королевы Кристины 1645 года.

12,1.jpg

И это не единственная пулковская находка. В мае 1961 года примерно в полукилометре на запад от Пулкова, на склоне холма, при выемке земли из котлована, вырытого экскаватором, был вновь найден клад талеров, чеканенных в Баварии, Нидерландах, Польше. Некоторые из монет попали в коллекцию Эрмитажа.

В 1962 году в Пулково был найден клад из 77 шведских медных монет в один эре короля Густава II Адольфа.

В Ленинграде в 1961 году был найден клад из 1184 медных шведских монет (1/4 эре) короля Густава II Адольфа и королевы Кристины.

Клады Северной Пальмиры

Третий период кладообразования связан с историей самого города Санкт-Петербурга. Находки случались самые разные.Так, в 1908 году близ Сестрорецка обнаружили клад, в состав которого входили главным образом копейки Петра I, а также монеты Ивана III и Ивана IV.

При строительных работах во многих районах города поднимали большое количество разных денежных знаков. Например, при постройке Дворцового моста было найдено значительное количество монет Российской империи — медных, серебряных и даже золотых. Под берегом Невы со стороны Дворцового въезда было обнаружено почти 90 пудов олова в слитках-пластинах. 28 медных русских пятаков 1758–1792 годов нашли в Санкт-Петербурге по Таврической улице. На станции Раздельная Приморской железной дороги по направлению к Лисьему Носу при строительстве дач открыли клад монет времен Петра I и Екатерины II — всего около 300 монет.

11.jpg

Особенный интерес вызывают старые каналы Петербурга. Сохранились сведения о том, что в 1990-е годы на Фонтанке у Калинкина моста на небольшой глубине случайно было найдено сразу более 1200 экземпляров медалей «В память 300-летия царствования дома Романовых». Возможно, эти царские награды были сброшены в воду после революционных событий 1917 года.

Большое число товарных пломб XVIII–XIX веков было найдено в районе реки Екатерингофки, где располагались склады. Есть сведения, что несколько лет назад при оголении культурного слоя у реки Фонтанки случайно был обнаружен клад медных монет весом примерно в три килограмма, датированных временем от середины XIX века до конца правления Николая II.

12.jpg

В старых каналах Шлиссельбурга, осушенных во время ремонта, находили большое количество копеек периода правления императора Александра I (1801–1825). Видимо, эти находки связаны с морской традицией — при проходе шлюзов бросать с корабля монеты.

13.jpg

Вещевые клады, обнаруженные на территории Санкт-Петербурга, связаны в основном с революционным периодом 1917–1920 годов. В Гостином дворе на Невском проспекте в 1985 году было найдено восемь золотых слитков общим весом 114,5 кг. Известно, что до революции 1917 года там размещался дом ювелира Морозова.

В Санкт-Петербурге в 2012 году нашли крупный клад семьи Нарышкиных. Столовое серебро, ювелирные украшения и награды времен Российской империи обнаружили рабочие при реставрации особняка. Вскрыв полы на третьем этаже, рабочие обнаружили на втором этаже помещение площадью около четырех квадратных метров, которого не было на планах. Там находилось более тысячи предметов, в основном столовое серебро. Все предметы были тщательно упакованы: некоторые хранились в специальных деревянных футлярах для столового серебра, часть была завернута в кухонные фартуки и куски материи, пропитанные уксусом — они сохранили слабый запах. Некоторые вещи неведомые собиратели клада завернули в упаковочную бумагу, а когда ее не хватило — в газеты, изданные во второй половине 1917 года. В составе клада помимо столового серебра имелось также несколько предметов декора, в том числе массивные серебряные подсвечники в стиле модерн, немного ювелирных изделий, а также ордена и медали Российской империи. Найденные сервизы столового серебра русской и европейской работы, скорее всего, были сделаны по заказу семьи Нарышкиных. В пользу этого предположения говорит наличие на многих вещах их фамильного герба. На предметах российской работы обнаружены клейма лучших отечественных ювелиров второй половины XIX — начала XX века: Овчинникова, Хлебникова, братьев Грачевых, Кейбель, большинство из которых были поставщиками императорского двора. Кроме того, найдено несколько мелких пасхальных подвесок — россыпью и на цепочке, — хранившихся в футляре с клеймом Фаберже, наручные часы и небольшие настольные часы.

Известны находки, датированные советским временем. На маяке, расположенном на острове Большой Тютерс в Финском заливе, в ходе проведения ремонтных работ обнаружили клад из 10 тысяч советских рублей Государственного банка СССР. Начальник маяка и техник занимались ремонтом во вспомогательном строении, где расположена электростанция. Там они и нашли пачку советских денег номиналом 10 и 25 рублей. Самая новая купюра датирована концом 1960-х годов.

14.jpg

Своеобразный клад был найден в грифонах, украшающих Банковский мост в Петербурге. Реставраторы обнаружили в них около пяти тысяч монет, записки с пожеланиями и множество различных предметов, оставленных на память туристами. Среди них были и советские деньги, и российские, и монеты почти всех стран мира — от США до Китая.

Знакомясь с кладами, обнаруженными в Санкт-Петербурге и его окрестностях, нельзя не остановиться на акватории Балтийского моря, которое по праву можно считать морем затонувших кораблей.

Под водой по некоторым оценкам покоится несколько десятков тысяч судов, затонувших на протяжении большого временного периода — от средневековья до XX века.

Наибольшее число объектов находится у берегов Швеции, однако одно из самых больших количеств затопленных кораблей лежит на дне Выборгского залива, где в июле 1790 года произошло крупное сражение между флотами России и Швеции. В 1987 году финским дайвером-любителем был найден Муланский корабль, который затонул в 1617 году около острова Мулан в Финском заливе. На судне перевозились ценности, захваченные шведскими войсками в период оккупации Великого Новгорода в 1611–1617 годах. С морского дна было поднято много оружия и даже два русских церковных колокола. Нумизматические находки включали в себя серебряные монеты, среди которых встречались редкие «веревочные» деньги Ивана Грозного 1534 года и деньги Василия Шуйского 1606–1609 годов, голландские серебряные талеры 1611 года.

В городе Выборге имеется специализированный Музей подводной археологии, экспозиция которого демонстрирует результаты многолетних исследований Выборгского залива. В числе прочих экспонатов в музее представлены находки с кораблей, затонувших во время Выборгского сражения 1790 года — якоря, пушки и другое. А также россыпь из 311 медных шведских монет номиналом один и два эре, а также две серебряные монеты с гербом короля Густава III номиналом 24 эре.

В начале XXI века археологами из Санкт-Петербурга проводились работы по обследованию восьми вновь выявленных на дне Финского залива кораблей XVIII–XX веков. Коллекция находок, поднятых с этих кораблей, включает монеты, а также предметы вооружения и снаряжения, различные бытовые вещи.

Северная Пальмира и ее окрестности постепенно открывают свои тайны историкам и нумизматам. Однако до настоящего времени сохранилось большое количество легенд и преданий о еще не найденных кладах Санкт-Петербурга.



[1] Одно из семи королевств так называемой англосаксонской гептархии, которое возникло на севере в 655 году и просуществовало вплоть до 867 года, когда было захвачено викингами.

[2] Здесь и далее указаны годы правления.

[3] Название профессиональной принадлежности либо должности специалиста, связанного с производством монет.


Реклама