Командующий финансовым фронтом

Юбилей Великой Победы, без сомнения, станет самой знаменательной датой этого года. Мы помним и чтим подвиг народа в тяжелой борьбе с фашизмом. Битвы шли и на линиях фронтов, и в тылу. Особое место в войне занимали сотрудники финансовых и кредитных учреждений. Эта статья посвящена человеку, возглавлявшему государственные финансы в огненные годы.

Министерские посты, как правило, занимают незаурядные люди. Если время их работы приходится на не­спокойные исторические периоды, будь то революция, война или даже просто реформы, то ноша ответственности, лежащая на их плечах, увеличивается многократно.

Биография министра

Министерство финансов в период Великой Отечественной войны возглавлял Зверев Арсений Григорьевич. Он родился 2 марта 1900 года в деревне Негодяево (с 1928 г. Тихомирово) Клинского уезда Московской губернии. Его родители были ткачами. В 1912 году молодой Арсений Зверев окончил двухклассное училище. В 1912—1917 годах работал на Высоковской текстильной фабрике, затем до февраля 1919 года — на «Трехгорной мануфактуре» в Москве. В марте 1919 года был принят в РКП(б) Краснопресненской партийной организацией. В том же году ушел добровольно в Красную Армию, окончил кавалерийскую школу, стал красным командиром (помощником командира и командиром взвода). Участник Гражданской войны, сражался против повстанцев крестьянских отрядов. В 1922—1923 годах работал продовольственным инспектором в Упродкоме Клинского уезда Московской области, в 1924 году — финансовым агентом в Московском губернском финансовом отделе.

В это время (1924—1925 гг.) продолжил образование на Центральных курсах Наркомата финансов. В 1925 году поступил на финансовый факультет курсов, но уже в мае был направлен в Клин, где работал до августа 1929 года сначала заместителем заведующего финотделом, а затем заведующим уездным финансовым отделом и председателем Клинского уезда исполкома. С августа 1929 года по август 1930 года был начальником налогового управления областного финансового отдела Западной области, а также заведующим Брянским окружным финансовым отделом. В 1930—1933 годах учился в Московском финансово-экономическом институте (командирован на учебу в счет «партийной тысячи») по специальности «экономист-финансист». В институте был секретарем парткома. В это же время (ноябрь 1932 г.) был назначен заведующим Бауманским районным финансовым отделом Москвы. В 1936 году избран председателем Молотовского райсовета Москвы, в 1937 году — первым секретарем райкома РКП(б) того же района.

Тридцать седьмой год стал нарицательным для обозначения периода репрессий. Именно тогда, на фоне массовых репрессий партийно-хозяйственных кадров, складывалась министерская карьера А. Г. Зверева. Финансовое образование и крестьянское происхождение Арсения Григорьевича давали ему преимущество. Первоначально его выдвинули в качестве кандидата на посты Председателя Госбанка и наркома финансов РСФСР (предложение поступило лично от И. В. Сталина). С сентября 1937 года занял пост заместителя наркома финансов СССР, а с 19 января 1938 года — наркома финансов СССР, сменив В. Я. Чубаря1. Заняв эту должность через пять лет после окончания института, Арсений Григорьевич установил своеобразный рекорд.

Редакция журнала «Бюджетный учет» благодарит сотрудников библиотеки Минфина России за помощь в подготовке статьи и предоставленные материалы

Работу на посту наркома финансов СССР А. Г. Зверев начал с реорганизации структуры Наркомата. Было образовано три главных управления — государственного страхования, финансового контроля, трудовых сберегательных касс, а также несколько управлений (бюджетное, валютное, госдоходов, госкредитов, налогов, планово-экономическое и др.). Одновременно он возглавлял Валютный комитет Совета Министров СССР, во время Великой Отечественной войны ведал по совместительству Государственной штатной комиссией при Совете Министров СССР. В тяжелые военные годы Зверев руководил государственными финансами, обеспечивая необходимые средства для военного производства. Финансовая система страны относительно быстро и четко была перестроена для военных нужд: фронт и тыл бесперебойно обеспечивались денежными и материальными ресурсами.

В соответствии с Законом от 15 марта 1946 года Наркомфин СССР был преобразован в Министерство финансов СССР, и 19 марта этого года А. Г. Зверев занял пост министра финансов СССР, став первым в этой должности.

1947 год ознаменовался денежной реформой. Ее проведение было вызвано резким увеличением государственных расходов на оборону в годы Великой Отечественной войны, сокращением розничного товарооборота, а также резким ростом инфляции и появлением фальшивых денег на территориях, оккупированных фашистами. Она готовилась в обстановке абсолютной секретности с 1943 года, и первоначально о проекте знали только И. В. Сталин и А. Г. Зверев. В сентябре 1946 года был осуществлен подготовительный этап: снижены коммерческие и повышены пайковые цены. Одновременно для малообеспеченных слоев населения была введена хлебная надбавка. 14 декабря 1947 года было опубликовано постановление Совмина СССР и ЦК ВКП(б) «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары». Обмен старых денег на новые шел по всей территории СССР с 16 по 29 декабря 1947 года. Реформа явилась попыткой выйти из инфляции, восстановить сбалансированный товарно-денежный обмен в условиях распределительной экономики и абсолютного господства производства в кредитной системе. Однако на практике она сводилась к конфискации денег у достаточно широких кругов населения. Архивные документы свидетельствуют о многочисленных нарушениях в сфере торговли, зафиксированных именно в период непосредственно перед и в ходе обмена денег. Было еще немало сложностей. В мемуарах Зверев подтверждал, что произошла несанкционированная утечка информации о реформе.

16 февраля 1948 года постановлением Политбюро ЦК А. Г. Зверев был переведен на должность заместителя министра финансов СССР, а его пост занял А. Н. Косыгин. Понижение в должности могло быть «наказанием» за плохо проведенную денежную реформу, но скорее всего имело место совпадение нескольких причин. Уже 28 декабря того же года Зверев вновь возглавил Минфин СССР. После смерти Сталина Арсений Григорьевич сохранил свой пост, хотя и потерял 6 марта 1953 года членство в реорганизованном Президиуме ЦК.

На протяжении долгого времени (1939—1961) Зверев был членом ЦК партии, делегатом многих партийных съездов. С 1937 по 1962 год — депутат Верховного Совета СССР, за исключением одного созыва, когда министры в Верховный Совет не избирались. После XIX съезда партии (1952) был избран кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС. Многие годы был депутатом Московского Совета.

16 мая 1960 года А. Г. Зверев вышел на пенсию по состоянию здоровья, но продолжал научную и преподавательскую деятельность.

В возрасте 59 лет он защитил в МГУ докторскую диссертацию, причем на защите присутствовало много иностранных журналистов, задававших каверзные вопросы. С 1961 года — профессор Всесоюзного заочного финансового института, старший научный сотрудник кафедры «Финансы», руководил аспирантами. Член Ученых советов ВЗФИ и Института экономики АН СССР (ныне РАН). Также являлся членом Пленума ВАК и членом Экспертной комиссии ВАК по специальности «Политическая экономия».

За свои заслуги Зверев награжден орденом Красной Звезды, четырьмя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени и медалями. Умер Арсений Григорьевич 21 января 1969 года.

«Сталинский нарком»

А. Г. Зверева можно считать легендарной личностью по длительности пребывания на посту — 22 года. В начале карьеры он имел репутацию жесткого и откровенного критика недостатков советской финансовой системы, что не соответствовало привычной для того времени атмосфере. Его философия социалистической экономики сводилась к тому, что предприятия должны поддерживать режим строгой экономии, потери продукции должны быть ликвидированы, а перерасходы по зарплате он приравнивал к нарушению государственной дисциплины. В выступлениях Зверев подробно останавливался на неэффективности, нарушениях, приписках, растратах, инфляции, недостаточном количестве потребительских товаров и неудачах промышленности. В качестве причин указывал не «измену», а небрежный бухгалтерский учет и монополизм производителя. При нем был налажен регулярный выпуск государственных внутренних займов, которые по сути в принудительном порядке размещались среди населения. Подготовил и осуществил денежную реформу 1947 года.

Зверев был человеком своего времени, свято верил в плановую экономику и Коммунистическую партию, работал в соответствии со своими убеждениями. Главной задачей каждого советского финансиста Арсений Григорьевич считал борьбу за полнокровный, всеохватывающий и приносящий доходы государственный бюджет.

Современники-финансисты считали Арсения Григорьевича выдающимся человеком, самородком. Например, Алексей Андре­евич Посконов2 говорил, что всем казалось, что Зверев не вникал в проблему, но в критической ситуации гениально находил выход и молниеносно принимал единственно правильное решение.

«Сталинский нарком», сильный человек, который приобрел гигантский практический опыт и твердо управлял советской финансовой системой в течение многих лет. Это было время, до предела насыщенное историческими событиями. Обо всем А. Г. Зверев рассказал сам в книге «Записки министра». Читатель найдет здесь много ценных материалов о конкретной деятельности финансового работника районного, областного и общегосударственного масштаба. Предлагаем вашему вниманию отрывки из книги «Записки министра», посвященные военному времени.

Записки министра3

Хочу сказать только, что, когда я подчеркиваю вклад, внесенный в общее дело работниками финансовых органов, во мне говорит не «отраслевой» патриотизм, а элементарное стремление воздать должное всем честным советским труженикам, на каком бы посту, большом или малом, они ни находились.

А. Г. Зверев

Все — фронту!

Всякий раз, как существенно меняется историческая обстановка, соответственно меняются методы использования и применения финансов. Когда грянула Великая Отечественная война, перед финансовой системой были поставлены исключительно ответственные задачи. Требовалось мобилизовать крупные денежные средства, направив их на обеспечение нужд хозяйства, работавшего под лозунгом: «Все для фронта, все для победы!». Следовало немедленно сосредоточить в руках государства максимум финансовых ресурсов…

В 1941 году военные расходы составили 8,9 миллиарда рублей. Изыскать столь большие средства, существенно превышавшие то, что было запланировано на 1941 год, оказалось нелегко. Мешали помимо чисто военных причин (отступление, временная потеря территории с ее материальными и людскими ресурсами, эвакуация и т. д.) еще и некоторые диспропорции в развитии хозяйства, сохранявшиеся с довоенного времени. В те годы металлургическая и химическая промышленность не удовлетворяла в полной мере потребностей страны. Не была завершена реконструкция железнодорожного транспорта. Отставало сельское хозяйство. А огромный размах военных действий и необходимость оснащать армию современной техникой требовали очень крупных затрат материальных и денежных средств. С 1 июля 1941 года до 1 января 1946 года расходы, связанные с запросами только наркоматов обороны и военно-морского флота, составили 55,1 миллиарда рублей — около 52,2 процента всех расходов госбюджета за этот период (данные приведены по курсу рубля, установленному с 1 января 1961 года). Сюда не входят суммы, пошедшие на многое другое.

Еще в начале Великой Отечественной войны Центральный Комитет партии, Государственный Комитет Обороны, Госплан СССР и Наркомат финансов начали заниматься изысканием средств для помощи семьям погибших на фронте воинов и инвалидам войны. В результате были назначены многочисленные пенсии и пособия, организованы специальные республиканские и местные органы по государственному обеспечению и бытовому устройству семей военно­служащих. За четыре с половиной года на оплату таких пенсий и пособий только за счет госбюджета было израсходовано более 5 миллиардов рублей. ЦК ВКП(б) постоянно интересовался, как Наркомат финансов решает задачу изыскания средств на перестройку отраслей народного хозяйства, на эвакуацию предприятий и кадров из угрожаемых зон, организацию их работы в восточных районах, на срочное расширение военной промышленности и самих Вооруженных Сил. Эти три задачи были главными на весь военный период.

Когда мы обсуждали, за счет чего можно их решить, пришли к выводу, что главный упор следует сделать на госбюджет — это могучее средство организации экономики, ее мобилизации, перестройки и контроля в полной мере…

Перестраивая финансы в военных целях, мы решили в основном ориентироваться на изменение соотношений в распределении национального дохода по фондам накопления, потребления и военных расходов. Пришлось уменьшить затраты на расширенное воспроизводство и сократить долю национального дохода, шедшую на личное потребление у гражданского населения. Иначе стали строиться в материальной сфере отношения между государством и предприятиями, хозяйственными организациями, кооперацией и населением. В силу военной необходимости уменьшились затраты на социально-культурные цели. Увеличились поступления в бюджет от населения в виде налогов, а также добровольных взносов и займов. Во второй половине 1941 года расходы на финансирование народного хозяйства сократились на 2,2 миллиарда рублей. А после того как Красная Армия начала изгонять захватчиков с нашей территории, часть средств стала использоваться для восстановления разоренного врагом народного хозяйства освобождаемых районов…

Уже в годы войны страна сумела восстановить в районах, подвергшихся временной оккупации, около 30 процентов разрушенных основных фондов. Затраты на эти цели еще в 1942 году достигли 3,2 миллиарда рублей, а в 1945 году — 7,4 миллиарда. Всего же за четыре с половиной года на финансирование народного хозяйства ушло 21,6 миллиарда рублей, то есть свыше 20 процентов ресурсов государственного бюджета.

В целом расходная часть бюджета за четыре с половиной военных года составила 110 миллиардов рублей, то есть в два раза больше, чем объем бюджета за первую и вторую пятилетки, вместе взятые. А ведь государственные доходы резко уменьшились: то, что раньше шло в торговую сеть, теперь в основном отправлялось на фронт. Враг причинил стране страшный ущерб. И, тем не менее, наши финансы выполнили стоявшие перед ними задачи…

Была введена также «коммерческая» торговля с повышенными ценами на некоторые товары. Но и тогда цены на товары, отпускаемые по карточкам, остались неизменными. С введением «коммерческой» торговли государство могло воздействовать на уровень рыночных цен. Затем коммерческие цены постепенно снижались. Колхозный рынок вынужден был реагировать на это. Государство же за 1944—1945 годы получило от «коммерческой» торговли 1,6 миллиарда рублей дополнительных доходов. Все они были отнесены на текущий счет Вооруженных Сил.

Еще одним источником пополнения военного бюджета явилась мобилизация так называемых свободных финансовых ресурсов промышленности, торговли и банков долгосрочных вложений. Это дало свыше двух миллиардов рублей. В целом за четыре с половиной военных года (до конца 1945 года) поступления от государственных предприятий только по двум основным каналам (отчисления от прибылей и налог с оборота) составили 47,3 миллиарда рублей, что составило около 45 процентов всех доходов госбюджета.

Прибавим сюда остальные доходы (подоходный налог с кооперации в городе и деревне, поступления из сберегательных касс и органов государственного страхования, средства социального страхования, таможенные доходы, доходы местных бюджетов СССР и местных Советов). Все это составило общий доход от социалистического хозяйства, который за годы войны равнялся 70 процентам всех государственных доходов.

Положительную роль сыграло установление новых правил взимания налогов. В июле 1941 года утвердили временную надбавку к подоходному налогу. В январе 1942 года эту надбавку заменили специальным военным налогом. Поступления от него за 1942—1945 годы составили 7,2 миллиарда рублей. В ноябре 1941 года был введен налог на холостяков, одиноких и бездетных граждан, давший до конца 1945 года 0,8 миллиарда рублей. Всего за четыре с половиной года налоговые поступления от населения составили 13,3 миллиарда рублей, то есть 13 процентов доходов госбюджета. Очень большой вклад в финансы дали государственные займы. Среди трудящихся было распространено займов на сумму в 9 миллиардов рублей, то есть почти вдвое больше, чем за весь довоенный период.

Советские труженики помогали Родине, чем только могли. По их инициативе был образован Фонд обороны. Лишь до конца 1943 года в этот фонд поступило 1,2 миллиарда рублей, не считая натуральных взносов в виде продуктов, вещей, драгоценностей и т. д. Общая сумма поступлений по налогам и добровольным взносам в период войны составила 27 миллиардов рублей, что составило более 26,4 процента доходов госбюджета…

О даре Ферапонта Петровича Головатого, пчеловода хутора Степной колхоза «Стахановец» Новопокровского района Саратовской области, стоит рассказать поподробнее. Осенью 1942 года он привез в Саратовский обком партии мешок с пачками денег и сказал, что отдаст их в Фонд обороны на покупку самолета. Вопрос о том, кому вручить «персональный» боевой самолет, построенный на дар Ферапонта Головатого, решили в обкоме быстро, избрав кандидатуру командира авиационного истребительного полка, саратовца майора Бориса Николаевича Еремина. Отважный летчик вместе с колхозником приехал на заводской аэродром. Там Головатый выбрал один из понравившихся ему истребителей. На нем сделали дарственную надпись, и Еремин улетел под Сталинград. Самолет оказался отличным. Головатый подарил затем Красной Армии еще один истребитель. На нем Еремин сражался вплоть до победы, совершив 342 боевых вылета и сбив 23 фашистских самолета (первый самолет, отлетавший два срока, был отправлен в Саратовский музей).

Еще одной формой участия населения в военных расходах страны были денежно-вещевые лотереи. В 1941—1944 годы провели четыре такие лотереи, давшие 1,2 миллиарда рублей. Значительные средства составила денежная компенсация за отпуска, перечисленная в спецвклады. Общая сумма ее равнялась 1,1 миллиарда рублей. Все это имело исключительное значение для денежного баланса Госбанка СССР. Дело в том, что возврат денежной наличности в банк происходит в основном через товарооборот в системе торговли. Так, до и после войны выручка от продажи товаров равнялась примерно 100—108 процентам от суммы выданной трудящимся заработной платы. А во время войны выручка упала до 55 процентов. Необходимый прирост денежных средств в кассах Госбанка обеспечивался в значительной мере путем налоговых платежей и добровольных взносов населения.

Наркомат финансов, перестраивая свою работу в соответствии с военными условиями, разрабатывал проекты мероприятий по срочному изысканию денежных средств для обеспечения фронта и тыла, связывался с различными наркоматами, готовил соответствующие предложения, а когда ЦК ВКП(б) и СНК СССР принимали необходимые решения, тотчас брался за их реализацию…

Примером того, как действовали местные тыловые финорганы в то время, служат действия работников Иркутского облфо и горфо. Они так организовали дело, что еще до конца 1941 года перевыполнили годовой план по сбору налогов и страховых платежей. А в начале следующего года, при размещении среди населения денежно-вещевой лотереи, намеченную государством ориентировочную цифру в 4,3 миллиона рублей превысили за пять дней, и подписка дала 6,976 миллиона...

Многие финансовые работники проявили себя подлинными героями. После оккупации врагом Верейского района Московской области заведующая райфинотделом О. Д. Чубарова ушла в партизанский отряд и храбро сражалась. Так же поступил заведующий Новопетровским райфо Г. А. Поликарпов. Оба они после изгнания фашистов стали председателями райисполкомов. Четко и организованно трудились многие другие товарищи. Из угрожаемых районов Московской области пришлось эвакуировать 24 рай­сберкассы. Без паники и суеты, уже под вражеским огнем, сотрудники 19 из них сумели вывезти и сохранить все лицевые счета вкладчиков. А к 15 февраля 1942 года в 18 только что освобожденных районах области сберкассы уже возобновили работу.

(Продолжение читайте в следующем номере)

1 В. Я. Чубарь, народный комиссар финансов СССР (16.08.1937—19.01.1938), расстрелян 26.02.1939 г.
2 Советский государственный деятель, председатель Правления Госбанка СССР.
Зверев А. Г. Записки министра. М.: Политиздат, 1973,  С. 195 — 203.

Продолжается редакционная
подписка на 2024 год
Подпишись выгодно
Реклама