Сергей Степанович Ермолаев — организатор бумажноденежного производства в годы Гражданской войны

Мы пользуемся деньгами постоянно, это неотъемлемая часть нашей повседневности. Чья-то деятельность, профессия просто немыслимы без ежедневного обращения к деньгам... Но лишь на мгновение зададимся вопросом: а часто ли мы думаем о тех, кто эти деньги производит?

Д. И. ПЕТИН, кандидат исторических наук, главный архивист Исторического архива Омской области, доцент Омского государственного технического университета

Среди специалистов полиграфического производства существует особая категория людей, которым доверено стратегическое направление государственной экономики — изготовление бумажных денежных знаков. История этой индустрии в нашей стране насчитывает уже более двух веков.

Самым разным аспектам деятельности Экспедиции заготовления государственных бумаг, получившей с 1919 года привычное всем наименование «Гознак», посвящено уже немало трудов историков и коллекционеров. Стоит сказать, что специфика деятельности данного учреждения зачастую налагала «информационную тень» на имена тех, кто был причастен к процессу разработки и производства денег. Поэтому об этих специалистах, как правило, известно очень немного точных сведений.

Однако пытливому уму открываются и не такие тайны. Источники, ставшие основой для подготовки настоящей публикации, были обнаружены автором в фондах трех федеральных архивов. Это Государственный архив России, Российский государственный архив экономики, Российский государственный архив литературы и искусства. Найденные документы позволяют проследить основные вехи судьбы Сергея Степановича Ермолаева — выдающегося российского и советского печатника. На его судьбу выпала, пожалуй, самая непростая эпоха российской истории. Сергей Степанович стал свидетелем расцвета и заката империи Романовых, на его глазах шла братоубийственная Гражданская война, а затем создавалось новое советское общество. Но Ермолаев, сделав лишь однажды шаг, определивший всю его жизнь, всегда оставался верен своему делу.

Лучшая типография империи

О начале жизненного пути нашего героя известно не так уж много. Сергей Степанович Ермолаев появился на свет 20 сентября 1873 года в городе Казани. Получил образование в мужской гимназии. И так вышло, что очень скоро талантливый и способный юноша нашел свое профессиональное призвание в полиграфии. Он переехал жить в Москву, где в начале 1890-х годов поступил на службу в одну из лучших типографий Российской империи — Товарищество скоропечатни Александра Александровича Левенсона, а через непродолжительное время стал ее техническим директором. Параллельно Ермолаев активно занимался общественной работой в Обществе возрождения художественной Руси, о чем сообщает в своей книге москвовед А. С. Федотов. Стоит отметить и другую важную деталь: наш герой был в числе тех, кого в 1900 году по итогам проведения Всемирной выставки в Париже наградили. А поводом к награждению стала представленная им полиграфическая продукция.

74-77_История4_12-20191.jpg74-77_История4_12-20192.jpg

Как подчеркивает столичный историк Г. В. Аксенова, типографии А. А. Левенсона с 1896 года посчастливилось заполучить очень перспективного клиента. С этого времени скоропечатня стала изготавливать различную высококачественную продукцию по заказам Императорского двора. Непосредственное отношение к этим работам имел Сергей Ермолаев. В 1913 году в России пышно отмечалось 300-летие царствования Дома Романовых. К августейшему празднику было выпущено несколько подарочных изданий. Подготовкой одной из наиболее дорогих книг юбилейной серии — «Летописного и лицевого изборника дома Романовых» руководил Сергей Степанович Ермолаев.

Революция и ее последствия

Революционный 1917 год и его социально-политические последствия круто изменили жизнь С. С. Ермолаева — типографию А. А. Левенсона приобрел Союз земств и городов. Некоторое время наш герой сохранял привычную административную должность, но, видимо, с национализацией предприятия, осуществленной советской властью на рубеже 1917–1918 годов, он потерял работу. Отрезок судьбы Сергея Степановича до 1919 года остается пока неясным. Известно лишь, что к концу 1918 года Ермолаев оказался очень далеко от столичных центров. Судьба забросила его в Омск. В то время этот город был столицей антибольшевистской Сибири.

74-77_История4_12-20193.jpg

И здесь Сергей Степанович, как видный специалист в своей отрасли, получил новое и в некоторой степени неожиданное предложение. С 1 октября 1918 года в составе омского Министерства финансов начала работу вновь созданная Экспедиция заготовления государственных бумаг (с дополнительными отделениями в городах Иркутске и Екатеринбурге). Это предприятие с традиционным дореволюционным названием занималось печатанием бумажных денежных знаков для нужд сибирской белогвардейской власти (купюры эти в широком обиходе стали известны как «омские» и «сибирки»). Такое стратегически важное государственное производство курировал лично министр финансов Иван Адрианович Михайлов.

Технические мощности Экспедиции заготовления государственных бумаг в городе Омске с 1919 года значительно усилили новым оборудованием. И, как сообщала главная газета колчаковской столицы «Правительственный вестник», в реквизированном для типографии здании бывшей табачной фабрики омского купца и промышленника Георгия Яковлевича Серебрякова с 14 января 1919 года было начато производство «омских» бумажных денег. И именно тогда, с 1 января 1919 года, исполнять обязанности управляющего Экспедицией заготовления государственных бумаг стал Сергей Степанович Ермолаев — к тому времени признанный и опытный специалист своего дела. В должности его окончательно утвердили 11 июля 1919 года (на основании соответствующего указа Верховного правителя адмирала А. В. Колчака), при этом срок службы Ермолаева исчислялся с 1 января 1919 года. Об этом было сообщено на первой полосе того же «Правительственного вестника».

Сергей Ермолаев работал в Омске до начала ноября 1919 года, после чего в составе омской Экспедиции заготовления государственных бумаг был эвакуирован в Иркутск. На новом месте он продолжил заниматься привычным делом. И это несмотря на частую смену политического руководства в Иркутске. Так, власть колчаковского правительства в городе пала после восстания 28 декабря 1919 года. У руководства в Иркутске оказался эсеро-меньшевистский Политический центр, который 14 января 1920 года передал бразды правления Иркутскому военно-революционному комитету, на основе которого 17 февраля 1920 года был сформирован Иркутский губернский революционный комитет, окончательно утвердивший в регионе советские порядки. Закономерно, что каждой из названных властей постоянно и в большом количестве нужны были... деньги. Печатанием их (к слову, по привезенным из Омска клише) продолжал заниматься герой нашего повествования.

74-77_История4_12-20194.jpg

На благо советской власти

С полным восстановлением в Иркутске советской власти остро встал вопрос о будущем сибирской Экспедиции заготовления государственных бумаг. В январе-феврале 1920 года Сергей Ермолаев написал несколько официальных обращений, адресованных новым властям. Он указывал на самые широкие возможности использования полиграфической базы возглавляемого им учреждения для любых направлений печатного дела. В итоге расположенный в Омске Сибирский революционный комитет, получив соответствующую санкцию из Народного комиссариата финансов РСФСР, продлил работу сибирской Экспедиции заготовления государственных бумаг еще на год.

Под руководством Ермолаева вновь выполнялись стратегические государственные заказы. Так, с февраля по июнь 1920 года находившаяся в Иркутске Экспедиция заготовления государственных бумаг печатала денежные суррогаты Сибирского революционного комитета, Временной земской власти Прибайкалья, а с июля 1920 по март 1921 года изготовляла кредитные билеты Дальневосточной республики.

По предписанию Народного комиссариата финансов РСФСР 3 апреля 1921 года руководящий состав сибирской Экспедиции заготовления государственных бумаг подлежал отправке в Москву в связи с ликвидацией названного предприятия, направленной на централизацию бумажноденежного производства в советской России. Накануне этого события Сергей Ермолаев, будучи отозван в Москву, оставил пост управляющего Экспедицией заготовления государственных бумаг.

Прибыв в столицу, с 20 апреля 1921 года он продолжил занятия привычным для него делом на ответственном посту главного техника — управляющего художественно-графическим отделом Управления фабрик заготовления государственных знаков Народного комиссариата финансов РСФСР. В этой должности Сергей Степанович прослужил до 24 февраля 1922 года, когда постановлением правления Российской академии художественных наук от 1 февраля 1922 года был назначен заведующим издательской частью названного учреждения. Постановлением ученого совета Государственной академии художественных наук от 26 октября 1928 года Сергей Ермолаев, «как исключительный специалист полиграфии», стал членом Декоративного комитета академии, войдя в группу полиграфической промышленности (к слову, вместе с ним в комитет включили будущего известного советского скульптора-монументалиста В. И. Мухину). Этот факт является последним подтвержденным документами эпизодом профессиональной биографии С. С. Ермолаева.

О личной жизни С. С. Ермолаева известно лишь то, что на февраль 1922 года он был женат и воспитывал четверых детей. К сожалению, жизненный финал Сергея Степановича Ермолаева остается неизвестным.

Своеобразие описанной судьбы заключается в том, что на профессиональную долю этого человека в период революции и Гражданской войны в России выпала последовательная служба и антибольшевистским, и советским властям. Его жизненный путь является ярким и далеко не единичным примером успешной социальной адаптации аполитичного человека в условиях социально-политических катаклизмов. Ведь именно благодаря своему профессионализму, востребованному у всех без исключения властей, Сергей Степанович Ермолаев в сложное время благополучно строил карьеру, получая разнообразный опыт и избегая политических преследований.

74-77_История4_12-20195.jpg 74-77_История4_12-210195.jpg 74-77_История4_12-2130195.jpg

Реклама